КЛУБ ДРУЗЕЙ МАДАГАСКАРА

Экономика

ЭКОНОМИКА

 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

 

    Мадагаскар — одна из самых экономически отсталых стран мира. Национальное хозяйство носит ярко выраженный аграрно-сырьевой характер. Подавляющая часть экономически активного населения связана с архаичными формами земледелия и скотоводства. Промышленность представляют несколько десятков сравнительно небольших предприятий по переработке сельскохозяйственной продукции. В 2003 г. ВВП в расчете на душу населения составлял около 240 долл. 70% малагасийцев живут далеко за чертой бедности. По индексу человеческого развития ООН, включающему показатели средней продолжительности жизни, уровня грамотности взрослых и ВВП на душу населения, Мадагаскар занимает 150-е место в мире (2003).

  Между тем страна располагает значительным экономическим потенциалом. Уникальная экосистема острова, запасы разнообразных, в том числе редких, полезных ископаемых, немалые гидроэнергетические ресурсы, изобилие морепродуктов в прибрежных водах, мягкий и ровный климат, плодородные земли и обилие осадков, сравнительно невысокая плотность населения, наконец, стратегическое положение Мадагаскара между Африкой и Азией — все это, несомненно, таит большие возможности для быстрого и сбалансированного социально - экономического развития. Однако реальное состояние малагасийской экономики на рубеже XX и XXI вв. отражало неспособность обеспечивать более или менее достойные условия существования для 16-миллионного населения страны.

    Контуры современной малагасийской экономики во многом сформировались в колониальный период (1896-1960). Захват Мадагаскара Францией, по-видимому, не преследовал каких-то особых экономических целей. Отсутствие к концу XIX в. сколько-нибудь крупных разведанных месторождений полезных ископаемых, ограниченность освоения сельскохозяйственных земель, географическая удаленность острова и периодически повторяющиеся разрушительные циклоны обусловили сравнительно низкий экономический «рейтинг» острова среди большинства других французских колониальных приобретений.

     За почти 65-летний период своего господства французские колониальные власти никогда не ставили своей задачей создание на Мадагаскаре комплексного хозяйства, пусть даже привязанного к метрополии. Главным направлением экономической политики колониальной администрации стало насыщение дешевым сырьем рынка метрополии. Сначала это были традиционные продукты малагасийского крестьянского хозяйства — рис, маниок, рафия, мясо. В дальнейшем список пополнился каучуком, кофе, ванилью, гвоздикой и табаком, производство которых крестьянам навязывалось принудительно.

       Экспортный аграрный сектор полностью контролировали французские торговые, финансовые, страховые и транспортные фирмы, на долю которых приходилось свыше 90% объема частных инвестиций на Мадагаскаре; промышленный капитал был представлен лишь в сфере геологоразведки и горнодобычи (менее 6% объема частных инвестиций). Ежегодно из колонии в метрополию через механизм монопольно низких экспортно-импортных цен перекачивались ресурсы, стоимость которых многократно превышала расходную часть бюджета колониальной администрации. По подсчетам специалистов, чистая прибыль французских фирм за полстолетие более чем в 5 раз превышала их инвестиции в малагасийскую экономику.

      Условия для развития местных ремесел, кустарных промыслов и промышленного производства были в значительной мере подорваны из-за наплыва французских продуктов питания и товаров широкого потребления, которые нередко достигали 60% годовой стоимости импорта страны. Предпринимательство малагасийцев поощрялось лишь в тех сферах, которые обслуживали потребности экспортного сектора экономики. И хотя в колониальный период были построены автодороги, две железнодорожные ветки, портовые сооружения в Туамасине и некоторых других прибрежных городах, несколько аэродромов и еще ряд объектов инфраструктуры, но все они также замыкались на экспортном производстве. Единственной формой обратной связи населения острова с колониальной администрацией, по сути, было взимание налогов и трудовые повинности.

    Результатом такой политики колониальных властей стала экономика, полностью зависимая от внешнего рынка и неспособная к самоподдерживающемуся росту. К концу 50-х годов XX в. почти половина ВВП Мадагаскара создавалась в сфере традиционного сельского хозяйства, рыболовства и лесного хозяйства. На долю промышленности и ремесел приходилось менее 14% ВВП, на сферу услуг, представленную главным образом торговлей и транспортом, — 37%.

   Отраслевые диспропорции усиливало насильственное разрушение зачатков межрайонных территориально-хозяйственных связей, в частности экспроприация не менее 0,6 млн. га наиболее плодородных земель под европейское плантационное хозяйство. Формированию единого внутреннего рынка не мог способствовать тот факт, что свыше 80% товарной продукции вывозилось за рубеж. Довольно узкая товарная номенклатура малагасийского экспорта (пять статей составляли свыше половины его стоимости) дополнялась фактически односторонней географической ориентацией внешней торговли — 60% его объема приходилось на метрополию. Среднегодовой доход на человека в стране был на 1/4 ниже среднего показателя в целом по Африке.

       Но, пожалуй, главный итог колониальной политики заключался в том, что созданные условия исключали любую возможность самостоятельного развития. На острове сформировались две обособленные экономические системы, ни одна из которых не имела потенции для самоподдерживающегося роста. Экспортная экономика Мадагаскара стала фактически составной частью национального хозяйства Франции с перспективой еще большего подчинения ее потребностям. Разложение общинного крестьянского хозяйства и включение его трудовых и природных ресурсов в орбиту экономически более передовых форм хозяйствования обрекли страну на медленное умирание.

       За 45 с лишним лет независимого развития малагасийская экономика не претерпела принципиальных качественных изменений. Крайне низкий уровень развития производительных сил, деформированная отраслевая структура, замедленные темпы роста, нищета подавляющей части населения, растущий как снежный ком внешний долг и тотальная зависимость от иностранной помощи — таковы ее характерные черты, сложившиеся к началу XXI в.

      В 1960-2000 гг. национальная экономика, по существу, находилась в состоянии застоя. Реальные (с учетом инфляции и прироста населения) среднегодовые темпы экономического роста составляли 0,5%, т.е. были наиболее низкими в мире, если не считать Нигера, Никарагуа, Гаити и Кирибати. К началу XXI в. за чертой бедности находилось уже 3/4 населения страны по сравнению с 40% в 60-е годы прошлого столетия. Прогрессирующе ухудшалось качество национальных трудовых ресурсов. Индекс человеческого развития ООН за 1975-2000 гг. упал на 17,5%.

    Мизерный экономический рост был достигнут главным образом за счет сферы услуг, удельный вес которых в ВВП за 45 лет увеличился до 55% при среднегодовых темпах 2,6% (1970-1997). В середине 90-х годов в сфере услуг было занято 688 тыс. человек, или 11,7% экономически активного населения страны. Свыше 90% стоимости создаваемой ими продукции дают транспорт и туризм (34,5%), торговля (23,5%), управленческие и другие подобные услуги.

Таблица 4

Отраслевая структура ВВП,
%

Отрасль

1985 г.

1990 г.

1995 г.

2000 г.

2001 г.

2002 г.

2003 г.

Сельское хозяйство

             

рыболовство и лесное хозяйство

38,3

31,8

32,0

30,0

25,0

27,4

34,0

          Промышленность,
ремесло

14,5

14,0

13,7

13,8

12,0

12,8

13,0

Услуги

7,2

4,2

5,0

6,2

3,0

9,8

3,0

Итого

100,0

100,0

100,0

100,0

100,0

100,0

100,0

 

       Доля сельского хозяйства в ВВП в период независимости понизилась с 49 до 31 %. Среднегодовые темпы роста производства в отрасли составляли 2,1% (1970-1997). Однако этот сравнительно неплохой показатель был достигнут благодаря опережающему развитию рыболовства (в первую очередь промысла креветок), животноводства (свыше 3%), а также лесного хозяйства (в 1994-1997 гг. — 3,7%). Темпы роста производства земледельческой продукции не превышали 1,1% в год, причем наиболее низкими они были в экспортной сфере (кофе, ваниль, гвоздика, хлопок, сизаль). Увеличение производства большинства видов продовольственной продукции не поспевало за потребностями быстро увеличивающегося населения. В первую очередь это относится к рису — основному продукту питания малагасийцев.

      Мадагаскар, ранее экспортировавший рис, с 70-х годов был вынужден импортировать его во все возрастающих объемах (до 14% собственного производства). К концу XX в. в сельском хозяйстве Мадагаскара было занято примерно 87% экономически активного населения по сравнению с 86% на начало 60-х годов.

        Доля промышленности и ремесла в ВВП оставалась на уровне 13-14% (1970-1997) при среднегодовых темпах роста 2,8%. Однако число занятых в этой отрасли возросло более чем в 4 раза, составив в 1997 г. 14% экономически активного населения. Структура малагасийской промышленности характеризуется абсолютным преобладанием обрабатывающих отраслей (около 81% суммарного объема промышленного производства), относительно большим удельным весом энергетики (17%) и незначительным местом горнодобычи. Примерно половину продукции обрабатывающей промышленности составляют продовольствие, напитки, табачные изделия и товары широкого потребления. Относительно высокие темпы роста в 90-е годы показало производство текстиля и одежды, а также энергетика. Наиболее отсталыми являются кожевенно-обувная, целлюлозно-бумажная отрасли, производство транспортного оборудования. В 1987 г. показатель создаваемой в обрабатывающей промышленности добавленной стоимости на душу населения составлял 31 долл., а в 1997 г. - только 23 долл., снизившись на 25,8%.

    Значительную часть ВВП составляет непроизводственное потребление. В 1985 г. этот показатель достиг рекордной отметки 91,9%. В то же время явственно прослеживалась тенденция к его относительному снижению — до 88,3% в 1997. Соответственно возросла доля валовых инвестиций — с 8,1 до 11,7% (табл. 5). Но по уровню накоплений Мадагаскар продолжает отставать от большинства развивающихся стран.

    Государственные расходы, достигнув своего пика (11,1%) в 1987 и 1989 гг., в последующем стабилизовались на уровне 9,3-9,5%. Данное обстоятельство связано с переходом малагасийского руководства к осуществлению программ структурной перестройки и финансовой стабилизации, предусматривающих, в частности, существенное сокращение государственных затрат. Личное потребление, напротив, хотя и незначительно, в 80-е годы возросло в среднем с 89,5 до 90,6%.

Таблица 5

Распределение ВВП, в ценах 1984 г.

 

 1985 г.

1990 г.

1995 г.

1997 г.

2000 г.

ВВП, млрд. млг. фр.

1714,6

1963,2

1931

2044,9

2331,0

импорт товаров и услуг

355,5

322,9

327,2

341,3

552,9

экспорт товаров и услуг

216,0

266,8

336,5

363,9

432,0

сальдо

119,5

56,1

-9,3

-22,6

-120,9

наличные ресурсы

1834,1

2019,2

1921,9

2021,6

 

Потребление

 

 

 

   

непроизводственное, %:

91,9

83,8

89,9

88,3

 

государственное

10,1

10,6

9,1

9,3

8,8

личное

89,9

89,4

90,9

90,7

91,2

Валовые инвестиции, %:

8,1

16,2

10,1

11,7

17,0

государственные

69,8

46,7

52,9

53,9

54,2

частные

30,2

53,3

47,1

46,1

45,8

 

   В валовых капиталовложениях относительно снижалась доля государства — с 70% в среднем за 80-е годы до 54% в 90-е и повышались доли частных инвестиций — соответственно с 30 до 46%. Причем во второй половине 90-х годов государственные и частные валовые инвестиции почти сравнялись по объему. Еще одной заметной тенденцией в структуре инвестиций стало быстрое возрастание с конца 60-х годов роли внешних ресурсов в виде займов и безвозмездной помощи. В 80-е годы их объем нередко превышал 30% валовых инвестиций.

    В период независимости несколько расширилась география внешней торговли (доля Франции в экспорте Мадагаскара снизилась до 43,4%, в импорте — до 24,1%), диверсифицировалась номенклатура экспорта. Однако эффект от этого свелся на нет продолжавшимся падением цен на основные товары малагасийского экспорта, ухудшением «условий торговли» (в среднем на 2% в год), опережающим ростом импорта вследствие застойных явлений и тенденций в национальном производстве и увеличением дефицита ресурсов на внутреннем рынке. С начала 80-х годов внешнеторговый баланс регулярно сводится с отрицательным сальдо, величина которого к концу 90-х годов возросла более чем в 17 раз, достигнув 1350,9 млрд. млг. фр.

       В последнее десятилетие XX в. экспортные поступления в среднем на 70-72% покрывали расходы по импорту. В свою очередь, это привело к прогрессирующему ухудшению состояния платежного баланса и финансовой ситуации в стране. Государственные золотовалютные резервы в отдельные годы достигали критической отметки, порой ниже месячного уровня расходов по импорту. В условиях лавинообразного нарастания дефицита текущего бюджета (с 4,3% ВВП в 1985 г. до 10-11% в 90-е годы) правительство было вынуждено все чаще и во все больших масштабах прибегать к заимствованиям на внутреннем финансовом рынке и привлечению внешних заемных средств. Вследствие этого резко возросли среднегодовые темпы инфляции — с 15,4% в 80-е годы до 21,7% в начале XXI в. После серии девальваций к 2004 г. реальная покупательная способность малагасийской национальной валюты понизилась более чем в 10 раз по сравнению с началом 80-х годов прошлого столетия.

      За этот же период примерно вдвое (с 2,25 млрд. до 4,4 млрд. долл.) вырос государственный внешний долг, составив почти 110% ВВП. Платежи по его обслуживанию к 1995 г. достигли 53% стоимости экспорта. Правда, в последующие годы этот показатель снижался, но никогда не опускался ниже 33-процентной отметки. Реальные же платежи были значительно меньше вследствие списания части внешних долгов и аккумулирования просроченных платежей (до 10% ВВП). С 1988 г. практически исключительно за счет безвозмездных внешних субсидий покрывается дефицит текущих расходов государственного бюджета. К концу 90-х годов сумма просроченной задолженности составила 92% общего объема государственного внешнего долга. Фактически страна стала финансовым банкротом.

  Крайне неудовлетворительные хозяйственные итоги в годы независимости напрямую связаны с сохранением в основных чертах полуколониальной структуры экономики, хотя в ней и произошли определенные подвижки. Несколько снизился удельный вес традиционного сектора хозяйства. Одновременно расширились рамки мелкотоварного производства, частного предпринимательства. Доминирующим стал государственный сектор. Количество иностранных фирм, некогда контролировавших внутренний рынок, к концу 90-х годов составляло несколько десятков.

      К концу XX в. доля натуральной продукции в стоимости ВВП, по оценочным данным, достигала 20-25%, а численность населения, занятого в традиционном хозяйстве, — 6-7 млн. человек (вместе с членами семей), или 45% всего населения страны, по сравнению с соответственно 40 и 75% в 60-е годы. Такие тенденции характерны для всех шести провинций Мадагаскара, но в наибольшей степени они сохраняются в южных и западных районах. В основном это касается крестьян, занимающихся выращиванием продовольственных культур для собственного потребления. Они до сих пор используют примитивные орудия труда и формы земледелия и скотоводства. Во многих деревнях доминирует традиционная малагасийская община — фукунулуна.
    Помимо крайне низкой производительности труда и общинных пережитков развитие товарообмена в этих районах сдерживается изолированностью деревень, бездорожьем, особенно в сезон дождей. Многие крестьянские семьи не в состоянии обеспечить собственное жалкое существование, и ежегодно тысячи сельских жителей мигрируют в города с надеждой найти работу и пропитание. Мелкотоварное производство на базе дифференциации традиционного потребительского хозяйства в большинстве районов страны не стало типичным явлением. Появляющиеся отдельные мелкотоварные хозяйства нередко деградируют до уровня полунатуральных.

   Превращение мелкотоварного производства в современные предпринимательские структуры — довольно редкое, хотя и не исключительное явление. Например, нынешний президент страны М.Равалуманана, начав с разносчика молока, превратил свою фирму «Тико» в ведущего производителя молочных продуктов на малагасийском рынке. В ряду с ним можно назвать других частных предпринимателей национального масштаба. Для большинства же мелких предпринимателей в те годы существовала лишь одна перспектива: в деревне - долговая кабала и разорение, превращение самостоятельных хозяев в фактических батраков у ростовщиков, торговцев-перекупщиков, государственных закупочных кампаний или же в наемных работников, если посчастливится найти работу, а в городе — пауперизация и маргинализация. Для Мадагаскара отличительной чертой этого процесса являются относительно замедленные темпы, незавершенность, своего рода «кристаллизация» переходных форм как на одном, так и на другом полюсе социально-имущественного расслоения.

   Исключительно сильные, практически монопольные позиции в экономике Мадагаскара в первые полтора десятилетия после обретения независимости занимал иностранный уклад. Из более чем 500 фирм, действовавших на рынке товаров и услуг в конце 60-х годов, 64% принадлежали французам, еще 10-12% — другим иностранцам; более 90% мощностей современного сектора принадлежало немалагасийцам, а 2/3 объема национальных капиталовложений финансировалось из иностранных источников.

Основной тон в малагасийской экономике в этот период задавали три французские компании: «Компани марсейез де Мадагаскар», «Компани лионнез де Мадагаскар» и «Сосьете эндюстриэль э коммерсьяль де л'Эмирн», которые через свои филиалы контролировали внешнюю и внутреннюю торговлю, финансовую систему, страховое дело, значительный сегмент экспортного сельскохозяйственного производства страны. Плантации сахарного тростника, риса, сизаля и табака, принадлежавшие «Компани марсейез», давали до 12% валовой сельскохозяйственной продукции.

   В обрабатывающей промышленности главенствующие позиции также занимали французские фирмы, хотя наблюдалось довольно активное внедрение в эту сферу германского капитала. Самое крупное предприятие отрасли - текстильный комбинат в Мадзунге принадлежал франко-германской «Сосьете де текстиль де Мадзунга». Основные мукомольные и деревообрабатывающие предприятия принадлежали французской компании «Гран мулен де Дакар». Она же контролировала сбыт на малагасийском рынке импортируемых муки, цемента, пищевого масла и вин. Производством сахара занимались четыре завода, принадлежавшие упоминавшейся «Компани марсейез де Мадагаскар», которая фактически монополизировала и его сбыт, включая экспорт.

        Разведку и эксплуатацию месторождений полезных ископаемых, в первую очередь графита, хромовой руды и слюды, вели главным образом французские фирмы: «Сосьете миньер де ля град иль», «Сосьете миньер э форестьер», «Южин», «Сосьете д'энержи де Мадагаскар», «Кварц де Мадагаскар» и др. С середины 60-х годов XX в. наблюдается активное подключение к изыскательским и геолого-разведочным работам американских, германских, итальянских и английских компаний, в первую очередь нефтяных.

     В финансовой сфере действовали в основном филиалы четырех французских банков, в том числе Коммерческий банк Мадагаскара (КБМ) и Банк вексельного учета и кредитования. До 1973 г. контроль за эмиссией национальной валюты находился в руках частного французского Банка Мадагаскара и Коморских Островов (БМКО), а обеспечение малагасийского франка оставалось за французским казначейством.

   Энергетику страны монополизировала французская компания «Сосьете д'электрисите э д'о де Мадагаскар» (70% объема производства и распределения электроэнергии), а также «Сосьете д'электрисите де ля франс остраль» и франко-малагасийская компания «Сосьете д'энержи де Мадагаскар».

     После широкой кампании национализации крупной иностранной собственности в 1972-1980 гг. иностранный капитал утратил свои доминирующие позиции в малагасийской экономике. Однако по мере отхода руководства страны от политики жесткого государственного регулирования, обозначившегося к середине 80-х годов, зарубежные фирмы вновь стали расширять и укреплять свои позиции на Мадагаскаре. Новый импульс этому процессу придал закон 1990 г. о создании ЛПЭЗ. В 2000 г. из 252 предприятий, действующих в этом преференциальном режиме, предусматривающем, в частности, освобождение от налога на прибыль в первые 15 лет, 86% составляют иностранные фирмы, из них 55% — французские. В условиях приватизации крупнейшие иностранные компании активно участвуют в торгах на получение концессий и т.д. За 1990-2000 гг. объем прямых иностранных инвестиций возрос практически с нуля до 47 млн. долл., составив около 8% валютной части национальных капиталовложений.
       Судя по всему, в самые ближайшие годы иностранный капитал в значительной мере восстановит свое доминирующее положение в малагасийской экономике.

      Со второй половины 70-х годов наиболее сильные позиции в хозяйственной структуре Мадагаскара занимает государственный сектор. Подавляющее большинство государственных предприятий было создано путем национализации иностранных компаний. В 1969 г. в стране было всего 13 предприятий, в которых в той или иной степени был представлен государственный капитал. К 1995 г. насчитывалось уже более 120 крупных государственных предприятий в сельском хозяйстве, обрабатывающей и горнодобывающей промышленности, в финансово-банковской и коммунальной сфере, страховании, торговле и на транспорте. Они создавали примерно /3 ВВП, на их долю приходилось более половины занятых в современном секторе, половина национальных инвестиций и около 40% кредитных операций. Государство осуществляло контроль более чем над 65% активов частных национальных предприятий, в том числе 100% в банковской системе, страховании, электро- и водоснабжении, в сфере телекоммуникаций, на воздушном и морском транспорте, контролировало 85% экспортной и 70% импортной торговли, 50% промышленного производства.

        В настоящее время практически в каждой отрасли экономики есть минимум одно-два государственных предприятия, которые по своему статусу представляют собой холдинговые компании. Наиболее крупные действуют в кредитно-финансовой сфере — Национальный промышленный банк, Национальный банк сельскохозяйственного развития, Национальный торговый банк; Продолжение »