КЛУБ ДРУЗЕЙ МАДАГАСКАРА

О литературе

-128-

О литературе

Со многими, можно даже сказать с  большинством малагасийских литераторов, переводчиков, редакторов столичных газет и журналов я была знакома. В той или иной степени. С одними – бегло, с другими – дружба до сегодняшнего дня.
Первые встречи – в конце 1960-х – начале 1970-х годов. Они приезжали в СССР по приглашению Советского комитета по связям с писателями Азии и Африки, Cоветского комитета солидарности стран Азии и Африки или Общества дружбы и культурной связи. Это было время развития отношений со странами “третьего мира”. Международные симпозиумы, конгрессы, семинары. В Москве, Алма-Ате, Баку, Ташкенте… Приезжали и в составе делегаций, и в индивидуальном порядке (порой – на отдых и лечение): Кларисс Рацифандрихаманана, братья Жорж и Селестен Андриаманантена, Арсен Рацифехера, Люсьен Андрианарахиндзака…

Потом – уже в Антананариву. К тому времени меня избрали в Малагасийскую Академию по Отделению языка, литературы и искусства, и, естественно, я там познакомилась со многими видными писателями и  поэтами. Р.Радземиса-Раулисон, академик-секретарь Отделения. Нас связывали дружеские отношения. Я потом переводила его повесть “Искры пламени” на русский язык.

В 2005 году вышел “Энциклопедический словарь”, изданный Малагасийской Академией. А тогда, в конце семидесятых, только-только начинали над ним работать. На заседаниях Отделения обсуждали план, структуру словаря, авторов (даже меня озадачили). И вот тут проявилась вдруг несвойственная мне самоуверенность. Мне показалось, что некоторые не совсем представляют, как это нужно делать. И  на очередном заседании  – я  выступила с  докладом “Принципы составления словарей” (Fitsipi-panaovana ny diksionera, 1979)…

-129-

Р.Радземиса-Раулисон был также первым президентом “Союза поэтов и писателей Мадагаскара” (UPEM, 1952).

Дружила с поэтом Раду и писателем Андри Андрайной. Часто бывала у них дома.

 

Но особое значение для меня имело знакомство и дальнейшая дружба с  Кларисс Рацифандрихамананой  и  Эстер Рандриамамундзи.
С Кларисс я встречалась до самой ее смерти в 1987 году. С Эстер переписываемся до сих пор…
Эстер Рандриамамундзи, писательница, действительный член Малагасийской Академии. Мы с ней подружились и много вместе работали еще в Москве. Она была здесь с мужем, историком Фредериком Рандриамамундзи, послом Республики Мадагаскар в Москве в 1974–1985 годах. Все ее дети окончили советские вузы. Когда я бывала потом в Антананариву в двухтысячных годах, меня поразило, что дети до сих пор говорят между собой… по-русски!
Я очень обрадовалась знакомству с ней – мне не хватало знающих малагасийский язык, вернее, хорошо знающих. Всегда были какие-то вопросы... А малагасийские студенты, которые тогда здесь учились, не всегда могли ответить на них. А  она по образованию – преподаватель малагасийского языка.
Помню, как мы начали работать вместе. 1975 год. Как встречаться с иностранцами в те времена, тем более – с посольскими? Но для меня это была единственная возможность совершенствовать язык.

-130-

Договорились работать вместе. Но где? Говорю ей: – Приезжайте к нам в Институт стран Азии и Африки. И, как бы между прочим: – Машину лучше поставить у “Интуриста”.


 В назначенный день выхожу ее встречать. И что вижу? – Машина стоит во дворе ИСАА (называется, поняла намек!). Пару раз встретились в  какой-то довольно неуютной аудитории...
После чего она: – Приходите лучше ко мне.
Легко сказать!
Думала-думала и  решила  – ну что они могут сделать мне? Ну, не пустят заграницу. И Бог с ней! И пошла. Попросила только встречать меня у  ворот. Раньше ведь мимо
милиционеров пройти в посольство было нельзя. Это сегодня по-моему не спрашивают, кто вы и зачем идете. А тогда!
Только мы сели работать, вбежала секретарша… Только опять начали  – ворвался шофер... Снова секретарша… Снова шофер… И так – несколько раз. А через два дня милиционер, завидев меня,
вышел из будки: – “Добрый день, Людмила Алексеевна!”
Выяснили, значит! Но никаких санкций не последовало.
Одно любопытное наблюдение.
Мы работали целыми днями: словарь, разговорник, переводы... Через какое-то время, чтобы не терять времени, она пригласила меня обедать с ними (до этого я уходила перекусить куда-нибудь). Сначала все было чинно-благородно. Собиралась вся семья, читали молитву. Не спеша приступали к трапезе... Светский разговор…
По мере продвижения работы время обеда все сокращалось... Сначала не стали дожидаться мужа, потом постепенно исчезли дети… А под конец, помню, у нас была запарка – надо было срочно сдавать в издательсво рукопись, Эстер говорит:
– Идем скорей, перекусим чего-нибудь…
И никакой тебе семьи, никакой молитвы... Вот что значит время–деньги.

-131-

Я хорошо знаю ее мужа и детей. Была на свадьбе ее дочери, здесь, в Москве. Всегда встречаемся, когда я бываю в Тана. И дома, и в Академии.
Однажды зашла к  ней неожиданно  – она живет в  самом центре, недалеко от президентского дворца. Задержалась допоздна. Время ужинать. Поскольку они не были готовы к приему гостей… она сварила итальянскую лапшу. И мы долго потом смеялись: теперь итальянскую лапшу можно есть и в Тана, и в Москве, и в Нью-Йорке...
А однажды вечером я оказалась в ситуации, когда не могда уехать из центра города домой. Машина нашего посольства не смогла забрать меня, как договаривались. Таксисты не хотели ехать на ночь глядя на
край города. Ну хоть ложись ночевать у порога Дворца президента… Что делать? Пошла к Эстер. И ее дочь с мужем отвезли меня домой…